last magazine imagelast magazine image
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
 
Главная Список экспертов Право на исполнение не должно быть бессрочным

Право на исполнение не должно быть бессрочным

С интересом прочитал на ЮрЛиге совместную статью профессора Василя Кисиля и судьи Хозсуда Киева Романа Бойко «Ограниченное исполнение».

В указанной статье авторы подвергли критике как законодательное закрепление срока на предъявление исполнительного документа к исполнению, считая его недостаточно продолжительным, так и установление последствий пропуска такого срока в виде лишения права взыскателя на исполнение судебного решения.

Так же авторы статьи считают правильным предоставление взыскателю абсолютной возможности восстановления срока для предъявления исполнительного документа к исполнению независимо от причин пропуска последнего, поскольку таким образом, по их мнению, будет соблюдены не только положения Конституции Украины и Конвенции, но и принципы верховенства права и справедливости.

В комментариях к статье развернулась нешуточная дискуссия, часть из которой сводилась к тому, можно ли в данном случае говорить о принципе правовой определенности по отношению к должнику, и если да, то не нарушает ли этот принцип право на исполнение независимо от времени, прошедшего после вынесения судебного решения.

Не разделяя позицию авторов в этом вопросе, считаю, что с точки зрения практики, наделение взыскателя правом на исполнение решения суда без установления срока на предъявление исполнительного листа к исполнению неминуемо приведет к злоупотреблению взыскателями этим правом.

Так, если не ограничивать срок предъявления исполнительного документа к исполнению, то можно ожидать к предъявлению к исполнению, к примеру, решения о возобновлении лица на публичной службе лет эдак через 10 после его вынесения, либо других подобных абсурдных случаев.

Также в качестве примера возможности злоупотреблениями взыскателями своими правами хочу привести несколько примеров из отечественной и зарубежной практики.

Так 07 октября 2015г. Верховный Суд Украины рассмотрел дело №6-222цс15 по кассационной жалобе банка на решения судов о прекращении ипотеки.

В описанном случае ипотека была прекращена в судебном порядке со ссылкой на то, что ипотекодержатель не воспользовался предусмотренным частью первой статьи 49 Закона Украины «Об ипотеке» правом и не приобрел предмет ипотеки по начальной цене путем зачета своих обеспеченных требований в счет цены имущества по результатам вторых публичных торгов.

В указанном деле ВСУ пришел к выводу, что отказ кредитора от погашения полностью или частично задолженности за счет не реализованного по результатам торгов предмета ипотеки, нарушает права должника на законное ожидание принятия предмета ипотеки в счет погашения задолженности и искусственно увеличивает задолженность должника по кредитному договору.

Позицию банка-ипотекодержателя в подобных случаях понять не сложно –ведь цены на недвижимость снижаются, и в случае, наличия у должника иного имущества, это дает возможность кредитору «посчитать» предмет ипотеки дешевле, получив с должника разницу за счет иного имущества. При этом, суды стоят на позиции, что принятие судебного акта не прекращает обязательство и кредитору в этом случае и далее можно начислять должнику как проценты по кредитному договору, так и неустойку.

Также в этой связи довольно показательным является недавнее Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности части 1 статьи 21, части 2 статьи 22 и части 4 статьи 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с жалобой гражданина М.Л.Ростовцева.

Фабула дела такова: Решением Новомосковского городского суда Тульской области от 15 сентября 2010 года было обращено взыскание на принадлежащее М.Л.Ростовцеву и заложенное им имущество. 17 января 2011 года взыскатель –ОАО «Сбербанк России» предъявил исполнительный лист к исполнению в службу судебных приставов, но затем отозвал его, в связи с чем 8 июля 2011 года судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об окончании исполнительного производства, а 18 июля 2011 года–постановления об отзыве арестованного имущества с реализации.

20 февраля 2013 года исполнительное производство было возбуждено вновь в связи с повторным предъявлением исполнительного листа к исполнению в службу судебных приставов, однако после его повторного отзыва взыскателем судебный пристав-исполнитель постановлениями от 3 апреля 2014 года окончил исполнительное производство и отозвал арестованное имущество с реализации. В связи с очередным предъявлением исполнительного листа к исполнению судебный пристав-исполнитель постановлением от 3 декабря 2014 года вновь возбудил исполнительное производство.

Полагая, что взыскателем был пропущен установленный законом трехлетний срок для предъявления исполнительного документа к исполнению, М.Л.Ростовцев обратился с заявлением о признании постановления судебного пристава-исполнителя от 3 декабря 2014 года незаконным в Центральный районный суд города Тулы, который решением от 21 января 2015 года удовлетворении заявленного требования отказал. Апелляция и кассация поддержали это решение.

При этом суды ссылались на положения статей 21, 22 и 46 Федерального закона «Об исполнительном производстве», которые говорят о том, что после перерыва течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению возобновляется. Время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается. В случае возвращения исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения срок предъявления исполнительного документа к исполнению исчисляется со дня возвращения исполнительного документа взыскателю.

Замечу, что эти нормы аналогичны нормам, содержащимся в статье 23 Закона Украины «Об исполнительном производстве». Так же напомню, что отечественная судебная практика идет по тому пути, что отзыв взыскателем исполнительного документа по его заявлению не является препятствием для его повторного исполнения.

Рассматривая данное дело, КС РФ в мотивировочной части постановления указал, в частности, следующее: «Принцип диспозитивности, по общему правилу, распространяется и на процессуальные отношения, связанные с принудительным исполнением судебных актов, принятых в рамках гражданского судопроизводства. Это означает, что стороны исполнительного производства –взыскатель и должник самостоятельно определяют, воспользоваться или нет правами, предоставленными им статьей 50 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

«Вместе с тем в силу специфики своего правового положения в рамках исполнительного производства взыскатель как лицо, требующее принудительного исполнения вынесенного в его пользу судебного акта, наделен рядом специальных процессуальных прав, включая право на предъявление исполнительного документа к исполнению и право требовать возвращения ему исполнительного документа, по которому взыскание не производилось или произведено частично.

Исходя из того, что осуществление этих прав–в силу указанных принципов гражданского судопроизводства –не может быть ограничено при условии соблюдения установленного законодательством об исполнительном производстве порядка. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» предоставляет взыскателю право неоднократного предъявления к исполнению исполнительного документа после его возвращения, а также право неоднократного отзыва исполнительного документа после возбуждения исполнительного производства, не требуя при этом от взыскателя указания мотивов своего решения, от которых юридическая судьба совершаемого процессуального действия не зависит.

Поскольку в каждом случае предъявления исполнительного документа к исполнению после возвращения исполнительного документа взыскателю срок его предъявления к исполнению прерывается, такие действия взыскателя в течение неограниченного времени могут привести к тому, что исполнительное производство не будет окончено исполнением содержащегося в исполнительном документе требования, а должник –при наличии вынесенного в отношении него неисполненного судебного акта –должен бесконечно пребывать под угрозой применения к нему и принадлежащему ему имуществу исполнительных действий и мер принудительного исполнения.

В случаях, когда возвращение исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства вызвано обстоятельствами, имеющими отношение к должнику, законодательное регулирование исполнительного производства в части сроков предъявления исполнительных документов к исполнению не может рассматриваться как нарушение конституционного баланса интересов взыскателя и должника в исполнительном производстве, поскольку иное позволяло бы должнику препятствовать его осуществлению, с тем чтобы вследствие истечения срока предъявления исполнительного документа к исполнению избавиться от возможности быть принужденным службой судебных приставов к исполнению вынесенного в отношении него судебного акта , а взыскателя лишало бы средств борьбы с неправомерным поведением должника и тем самым препятствовало бы надлежащему исполнению судебного акта.

Если же возвращение исполнительного документа взыскателю после возбуждения исполнительного производства произведено по заявлению самого взыскателя, тем более не обусловленному действиями должника, то неоднократное использование им права на подачу заявления о возвращении исполнительного документа может приводить к неограниченному по продолжительности принудительному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования и, как следствие, к чрезмерно длительному с точки зрения конституционно-правовых предписаний пребыванию должника в состоянии неопределенности относительно своего правового положения.

При этом должник, стремящийся выполнить взятые им на себя обязательства, лишается возможности удовлетворить требования взыскателя за счет имущества, на которое может быть обращено взыскание, в том числе за счет заложенного имущества, а взыскатель может использовать предоставленное ему право для того, чтобы неоднократно перекладывать экономические риски, связанные с возможными трудностями реализации имущества, на которое может быть обращено взыскание, или с неблагоприятной ценовой конъюнктурой, на должника, который не только лишен возможности самостоятельно им распоряжаться, но и продолжает нести бремя содержания этого имущества до обращения на него взыскания».

«Исходя из этого установленный законом срок предъявления исполнительного листа к исполнению позволяет заинтересованным лицам –взыскателю и должнику избежать неопределенности в вопросе о том, в течение какого времени заложенное имущество, на которое судебным актом было обращено взыскание, будет находиться под угрозой совершения в отношении него мер принудительного исполнения, и, ориентируясь на этот срок, соответствующим образом планировать свое поведение в отношении этого имущества, руководствуясь принципом солидаризма, т.е. действуя добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию».

Не утомляя более читателя мотивировочной частью решения, скажу, что КС РФ признал не соответствующими Конституции Российской нормы Федерального закона «Об исполнительном производстве» в той мере, в какой эти положения в их взаимосвязи позволяют –при неоднократном прерывании срока предъявления исполнительного документа к исполнению предъявлением исполнительного документа к исполнению с последующим возвращением взыскателю на основании его заявления –всякий раз исчислять течение этого срока заново с момента возвращения исполнительного документа по данному основанию взыскателю и продлевать его тем самым на неопределенно длительное время.

КС РФ также постановил, что до внесения соответствующих законодательных изменений при предъявлении взыскателем исполнительного документа к исполнению должностные лица службы судебных приставов, а также суды, разрешая вопрос о наличии оснований для возбуждения или отказа в возбуждении исполнительного производства, в частности о соблюдении срока предъявления исполнительного документа к исполнению, в случае, если представленный исполнительный документ ранее уже предъявлялся к исполнению, но затем исполнительное производство по нему было окончено в связи с заявлением взыскателя, при исчислении этого срока обязаны вычитать из установленной законом общей продолжительности срока предъявления исполнительных документов к исполнению периоды, в течение которых исполнительное производство по данному исполнительному документу осуществлялось, начиная с его возбуждения и заканчивая его окончанием в связи с возвращением взыскателю исполнительного документа по его заявлению.

Возвращаясь к отечественному законодательству, выскажу свое мнение о сроках предъявления исполнительных документов к исполнению.

Сроки эти должны существовать, однако их исчисление и порядок их возобновления должны быть четкими и понятными.

Судебная практика же в этом вопросе противоречива. В одних случаях суды считают, что после возврата исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью исполнить решение, срок предъявления его к исполнению начинается заново, в других же указывают, что предъявлением к исполнению указанный строк возобновляется, время, прошедшее до прерывания срока в новый срок не зачитывается, но его течение не начинается заново.

Очень часто суды вообще совершенно безосновательно возобновляют такой срок взыскателям-банковским учреждениям на основании всего лишь их заявления о том, что «у их юристов в то время много работы», что конечно же является недопустимым.

Кроме обоснованности сроков на предъявления, также считаю, что по истечению срока предъявления исполнительного листа к исполнению, должно прекращаться и само обязательство.

Так из учебника Г.Ф. Шершеневича можно почерпнуть сведения о существовавшей в русском гражданском праве норме о прекращении обязательства за давностью, которая говорила о том, что если в течении 10 лет с того момента, как веритель мог требовать исполнения, обязательство не было исполнено и право требования не было предъявлено к взысканию, то обязательство прекращается (т. X, ч. 1, ст. 1549).

Между тем, в современном отечественном законодательстве такая норма отсутствует, хотя в одно время суды и придерживались мнения о том, что после решения суда обязательство из договорного трансформируется в публично правовое – а именно в обязательство исполнить решение суда, но со временем от этой теории отошли.

Подытожив, можно прийти к выводу, что действительно в практике существует ряд проблемных вопросов, связанных со сроками предъявления судебных решений (исполнительных документов) к исполнению, однако, на мой взгляд, полная отмена таких сроков и предоставление взыскателю права на «бессрочное исполнение» этих проблем в полной мере не разрешит, а лишь создаст новые, и подчас довольно неожиданные.

Андрей Авторгов, адвокат, к.ю.н. партнер ЮФ «Агентство по вопросам долгов и банкротства»

Если Вы где-либо заметили ошибку, выделите ее и нажмитеCtrl+Enter, чтобы сообщить о ней редакции
Комментариев (11) Оставьте Ваш комментарий
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения.
Осталось 500 символов
Введите число, изображенное
на картинке: *
 
Павел Хомяк (ЮК "Антарес" ®, Днепропетровск) 27.03.16 | 12:11
Я так и не понял, признаться, зачем Вы повторно ссылаетесь на 55гс14 и пишите народ поймет. Вы своими утверждениями вводите этот народ в заблуждение. Повторюсь, по делу 55гс14 правовой позиции не было и быть не могло (разные обстоятельства). Что кас. дела 711цс15, так в нем лишь решился вопрос касательно императивности нормы закона над решением суда. Мы и так понимаем, что есть этот год и менять его нельзя. Логика Ваша непонятна.
yafet 27.03.16 | 09:23
"...виконавчий лист, виданий на підставі рішення суду в цивільній справі, може бути пред’явлений до примусового виконання протягом одного року з наступного дня після набрання рішенням законної сили. Зазначення судом у виконавчому листі іншого строку пред’явлення його до виконання не має правового значення, оскільки такий строк встановлено імперативною нормою закону й не може бути змінено судом..." 6-711цс15 20.01.2016
yafet 27.03.16 | 09:19
Павел Хомяк Ми підняли цю тему про те, як є і як має бути, чи про шоу хто найрозумніший? Думаю, народ в курсі які висновки ВСУ є обовязковими, а які ще ні.
Логічна значимість точки зору ВСУ для мети теми від того не страдає: “На підставі норм частин першої–другої статті 23 Закону України «Про виконавче провадження» суд касаційної інстанції дійшов висновку про те, що внаслідок пред'явлення наказу до виконання строк пред'явлення переривається і поновлюється, а не починається спочатку.” 3-55гс14
Павел Хомяк 23.03.16 | 12:11
Ну вот хоть и информация вроде как полезная, но статья читается аж просто бегло для опытного человека ... Мало все-равно "зерна"... Это не в обиду! Вот я стараюсь если что-то писать, то обязательно с таким "зерном", впрочем, у каждого оно свое... хотя ссылка на решение КС РФ вроде как и хорошо, а с другой стороны зачем оно нам? Ссылка на дело 55гс14 - глупость полная, так как там отказ из-за отсутствия разного применения... а 711цс15 вообще редчайший случай когда в ИЛ одно, а по закону другое
РАКВКАСКЕ 23.03.16 | 00:31
Андрей, спасибо Вам за статью!

Наверное, правильно было бы сказать, что истинна где-то посредине, однако, Ваша позиция лично для меня ближе.
Что дает регистрация в Национальном юридическом каталоге?

Что дает регистрация в Национальном юридическом каталоге Украины?

  1. Возможность максимально ярко представить уникальность своей компании или себя;
  2. Собственную веб-страницу без дополнительных затрат на хостинг;
  3. Шанс заявить о себе или расширить свое присутствие в Интернет-пространстве;
  4. Возможность лаконично, четко и без лишних слов спозиционировать свои услуги;
  5. Инновационный инструмент коммуникации с Вашими потенциальными клиентами.
КАЛЕНДАРЬ ЮРИСТА
Опрос