last magazine imagelast magazine image
Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
 
 

Национальный юридический каталог Украины

Адвокатская фирма Pragnum

Адвокатская компания
 
Год основания: 2006 г.
Штат компании: 11-20
19.02.2016

Реформирование механизма обеспечения иска в хозяйственном процессе

«Внедрении сбалансированного механизма обеспечения иска сделает его эффективным инструментом правосудия», – считает Виталий Бобрынев управляющий партнер юридической фирмы Pragnum

Более двадцати лет институт обеспечения иска в хозяйственном процессе остается, по сути, калькой с существовавшего еще в советском гражданском процессе обеспечения иска. Необходимость его реформирования регулярно подчеркивают и теоретики-ученые, и практикующие юристы.

Об актуальных вопросах усовершенствования института обеспечения иска рассказал управляющий партнер юридической фирмы Pragnum Виталий Бобрынев.

– Расскажите, как именно вы видите эту реформу? В чем основная суть необходимых изменений?

– Механизм обеспечения иска необходимо рассматривать в общем контексте судебной реформы, а также с учетом той основной цели, на достижение которой он направлен. Проблема, на мой взгляд, имеет две стороны. Начну с негативной.

Есть, по крайней мере, три причины, по которым реформа системы исполнения судебных решений не даст бизнесу ожидаемый эффект. Во-первых, украинский бизнес живет по принципу: «можешь не платить – обязан не платить». Юридическая индустрия предлагает целый ряд механизмов позволяющих должнику уклониться от исполнения обязательств: начиная со структурирования бизнеса, усложняющего доступ к активам компании и заканчивая операциями по оперативному отчуждению или обременению имущества, включая аналогичные действия с самим юридическим лицом в виде фиктивной продажи, фиктивного банкротства, доведения до банкротства и т.п.

Во-вторых, и это напрямую связано с первой причиной, неэффективность уголовного преследования должника, действия которого являются, по сути, преступными. Так, если анализировать судебную статистику, мы видим, что по такому составу как «доведение до банкротства» в Реестре за последние три года всего 18 обвинительных приговоров. По составу «неисполнение судебного решения» – 60 приговоров на фоне более 6 млн. неисполненных исполнительных документов. Если говорить о такой проблеме как мошенничество в хозяйственной сфере, то все практикующие юристы знают: доказать этот состав, довести его до суда, а иногда и просто открыть производство по нему в общем порядке фактически невозможно.

В-третьих, длительность спора во многих случаях является критичной для бизнеса, и повышение эффективности исполнительной службы не просто не решает эту проблему, но и может дать обратный эффект. Так, чем более неотвратимым будет исполнение решения, тем большее количество процессуальных диверсий будет задействовать должник с целью максимально оттянуть этот момент.

Однако, не так все плохо: у этой «медали» есть и обратная сторона. На мой взгляд, реально изменить описанную ситуацию может институт обеспечения иска. Во-первых, спор по обеспеченному иску, как правило, нет смысла затягивать. С учетом возросших ставок судебного сбора такое затягивание лишено экономического смысла. Во-вторых, обеспечение иска гарантирует, как правило, полное и своевременное исполнение решение суда.

Таким образом, если мы делаем акцент на полноте и своевременности исполнения судебных решений, то можно утверждать, что в украинских бизнес-реалиях они невозможны без эффективного механизма обеспечения иска. В свою очередь, именно такое исполнение является индикатором эффективности судебной реформы, а не просто вынесение законных и справедливых решений судом.

– Что же сегодня препятствует эффективной работе механизма обеспечения иска?

– Я хотел бы вычленить три ключевые проблемы. Первая - это уровень влияния данного механизма на правосудие в коммерческих спорах. По данным реестра судебных решений и информации, которая систематизируется в хозяйственных судах, в среднем по Украине обеспечение заявляется в 10 %, а реально применяется в 1,5 % дел. Это приблизительные цифры, однако, их достаточно, чтобы дать представление о той незначительной роли, которую возлагают на институт обеспечения законодатель и высшие судебные инстанции.

Вторая проблема – это эффективность обеспечения в хозяйственных спорах. Так, на сегодня обеспечение фактически бессильно против умышленного уклонения от исполнения обязательств. Доказывание наличия объективных оснований для применения обеспечительных мер в соответствии с Хозяйственным процессуальным кодексом (ХПК) Украины и разъяснениями пленума ВХСУ либо невозможно, поскольку этих оснований еще не существует (либо мы не имеем к ним доступа), либо бессмысленно, поскольку обеспечивать уже поздно и нечем (нет ни имущества, ни денег).

Кроме того, если посмотреть на развитие раздела ХПК Украины, посвященного обеспечению, то мы видим, что в глазах законодателя обеспечение – это не инструмент правосудия, а лазейка для злоупотреблений. За 23 года действия в ХПК Украины не было внесено ни одного изменения с целью повысить эффективность механизма обеспечения иска. Все изменения были сделаны с целью минимизировать злоупотребления этим механизмом.

Следовательно, обеспечение иска, в существующем виде, – фикция, которая применяется на практике не благодаря, а скорее вопреки действующим регламентам.

Третья проблема – проблема баланса сторон в процедуре обеспечения. ХПК Украины не содержит ни детального порядка применения обеспечительных мер, ни возможности применить в каждом конкретном случае наиболее оптимальную меру. Перечень обеспечительных мер закрыт, задействовать более чем одну меру – невозможно, оперативно заменить одну на другую также нельзя. И, что самое важное, ХПК Украины в принципе не позволяет возмещать убытки, причиненные применением обеспечительных мер.

Напрашивается очевидный вывод о том, что сегодня процессуальный баланс в процедуре обеспечения иска достигается не продуманной работой механизма обеспечения, а чрезвычайно затрудненным доступом к этому механизму и его нестабильной работой.

– Что нужно сделать для того, чтобы решить указанные проблемы и сделать обеспечение эффективным инструментом системы правосудия?

– Начну с ключевой задачи, которая заключается во внедрении сбалансированного механизма обеспечения иска, основанного на равенстве и состязательности сторон. Такой механизм, с одной стороны, защищает истца, давая ему возможность реально отстоять свои права, а с другой стороны, защищает ответчика от потенциальных злоупотреблений.

Хочу процитировать решение, которое иллюстрирует видение баланса в процедуре обеспечения английскими судами: «Баланс интересов оправдывает принятие обеспечительной меры (т.е. заявитель может понести больший ущерб в случае, если обеспечительная мера не будет принята по сравнению с ущербом ответчика, если она будет принята)» (Дело American Cyanamid Co против Ethicon Ltd).

Замечу, что в Англии заседание суда, связанное с применением обеспечительных мер может длиться один день и более. Не случайно английское правосудие является одним из наиболее эффективных в мире.

Само реформирование института обеспечения в хозяйственном процессе я бы осуществлял в следующих направлениях. Во-первых, внедрение механизма, позволяющего применять наиболее эффективные и адекватные меры. Такой механизм должен включать: 1) открытый перечень обеспечительных мер; 2) возможность одновременного применения нескольких мер и замены одной меры на другую, что важно в динамичных хозяйственных отношениях; 3) альтернативные варианты встречного обеспечения от должника, в виде залога, поручительства или гарантии, наряду с возможностью внесения депозита. Это решает проблему излишнего обременения и «замораживания» оборотных средств и, в то же время, полностью нейтрализует риски кредитора; 4) сбалансированное применение встречного обеспечения от истца, размер которого не лишает смысла само применение таких мер. Обеспечение от истца не должно быть платой за «входной билет» в обеспечительную процедуру, его цель – покрытие возможного ущерба.

Во-вторых, внедрение эффективного механизма возмещения убытков, причиненных применением обеспечительных мер. Хочу обратить внимание на то, что основная задача такого механизма заключается в решении проблемы чрезвычайной сложности доказывания убытков в Украине. Если взять в качестве примера гораздо более прогрессивный в этом плане Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) Украины, то статистика возмещения убытков, причиненных обеспечительными мерами, а ГПК Украины прямо предусматривает такую возможность, лишь подтверждает мои слова. Так, за последние 9 лет в реестре судебных решений содержится всего 14 решений о возмещении таких убытков, из которых 11 решений предполагают частичное возмещение.

К составляющим эффективного механизма я бы отнес: 1) наряду собственно с возмещением убытков возможность в упрощенном порядке взыскать компенсацию, границы которой могут быть предусмотрены законом и в каждом конкретном случае определяться судом с учетом всех обстоятельств дела; 2) взыскание процентов и индексация сумм, которые были арестованы; 3) взыскание штрафа в тех случаях, когда в действиях заявителя есть признаки злоупотребления.

– Если суммировать все вышесказанное, то можно ли говорить о возможности внедрения некого идеального механизма обеспечения?

– Можно, и именно такой идеальный механизм должен лежать в основе концепции обеспечения в ХПК Украины. Я бы выделил четыре ключевых блока такого обеспечения.

1)Заявляется в обоснованном иске. Это минимизирует возможность обеспечения по техническим процессам.

2)Соразмерно исковым требованиям. Должно отвечать характеру, предмету и сумме иска.

3)Выполняет обеспечительную функцию. То есть способствует, в конце концов, возможности исполнить решение полностью и в срок.

4)Не наносит ущерб должнику и третьим лицам. Предусматривает возможность реальной компенсации нанесенного ущерба.

Почему это можно считать идеальным обеспечением? Потому что если соблюдать все указанные критерии, то обеспечение можно применять буквально в каждом деле. Как юрист-практик я понимаю, что в реальном споре выдержать все эти требования крайне сложно. Однако уверен: именно такой процессуальный баланс сможет оживить механизм обеспечения и сделать его эффективным инструментом системы правосудия.

Материалы компании "Адвокатская фирма Pragnum"